ВПЕРЁД — К МОЛОДОСТИ

      Случайное открытие российских биофизиков ждёт своих исследователей

      Меня посадили перед прибором, на панели которого застыли два самописца. Затем аспирантка прикрепила ко мне три датчика — на шею, подбородок и указательный палец левой руки — и щелкнула тумблером. Лента тронулась, и самописцы начали вычерчивать зигзагообразные линии. Через пять минут предварительный диагноз был готов.

      — Не могу вас утешить, — сказала Залогина. — Что-то со здоровьем у вас не в порядке. Самописцы фиксируют разность потенциалов между точкой на шее, выбранной в качестве базовой, и двумя другими. Между ними должно быть определенное соотношение. У вас оно нарушено. Так что вы — кандидат в пациенты.

      Анна Петровна Залогина — доктор биологических и кандидат физико-математических наук. На стыке наук изучаются процессы, протекающие в живом организме. При каждом из них возникают и текут ионные токи, происходит разделение зарядов на положительные и отрицательные. Более того, в каждой клетке крутятся свои точки. Так что в нас бушует огромное количество электрических вихрей, которые необходимо координировать и направлять в единое русло. Это осуществляет одна из важнейших систем организма — электрическая система регуляции процессов жизнедеятельности. Её и изучают на кафедре биофизики.

      — Система регуляции тонко «чувствует» состояние организма, — говорит Залогина. — Любое отклонение от нормы отражается на её электрических показателях. А определить их можно, измерив распределение разности потенциалов в организме. Каждой болезни соответствует своя величина разности. Сейчас мы набираем статистику для ряда заболеваний.

      Любая болезнь — это сбой в электрической системе регуляции. При тяжёлых болезнях сбой приводит к её патологическим изменениям. Это понятно: система «настроена» на нормальный режим работы всех органов, и любое отклонение вносит хаос в стройное течение ионных токов. Бороться с этим можно по-разному. Можно заглушить болезнь лекарствами, и тогда система регуляции более или менее войдёт в норму. А можно применить обратную связь — «настроить» систему на нормальный режим. Тогда исчезнет болезнь. Открытие не новое. Первым заговорил об этом ещё в 60-х годах ныне покойный профессор Яков Витебский, заведующий отделением Курганской областной больницы. Той самой, где практиковал знаменитый Илизаров.

      — Нормализуя работу электрической системы регуляции, — говорит Залогина, — мы уже хорошо освоили терапию таких заболеваний, как пародонтоз и остеопороз. При первой из них вываливаются зубы, при второй — разрушается костная ткань, уменьшается её плотность. Пародонтоз — болезнь широко распространённая и неизлечимая. Хотя по телевидению и рекламируют на всех каналах некий бальзам Биттнера, который будто бы от всех болезней помогает, я не знаю ни одного случая исцеления.

      — Значит, только ваш метод?

      — Только наш стимулятор, как мы называем этот прибор, «настраивая» систему регуляции на нормальный режим, останавливает развитие этой болезни.

      — Ну а другие болезни?

      — Многие — да. Но ведь это можно сделать и другими методами. Мы же в основном ищем пути борьбы с болезнями неизлечимыми. Так, когда была разработана наша концепция мы проверяли её в отделении костных патологий военного госпиталя. На людях, страдающих страшным заболеванием — спонтанным рассасыванием костей.. Обычно оно начинается после какого-либо повреждения кости — колотой или резаной раны. И если в это время человек чем-то болен — гриппом, ангиной, чем угодно, — может начаться рассасывание от места повреждения по всему телу. Кости исчезают, растворяются в теле. В конце концов доходит до позвоночника, и тогда — конец. На моих глазах умерла 17-летняя девушка, и я ничем не могла ей помочь, потому что тогда мы только ещё нащупывали электрические параметры системы регуляции. На это ушли годы, пока научились останавливать эту страшную болезнь, которая, оказывается вовсе не редкость.

      — Но ведь исчезнувшие кости вы не можете восстановить?

      — Конечно, нет. Но это делают хирурги. Ко мне до сих пор ходит одна из моих первых пациенток. У неё успела полностью рассосаться шейка бедра, когда она попала к нам. Мы остановили процесс, и хирурги поставили ей искусственный сустав. Но интересен этот случай другим. Женщина начала молодеть. Её привела к нам младшая сестра, которая и выглядела как младшая сестра. Теперь эта женщина с восторгом рассказывает, что на улице её принимают за дочь сестры. И глядя на них, я этому верю.

      — А может, это, так сказать обман зрения?

      — Нет всё проще. Электрическая система регуляции меняется вслед за старением организма. А этой женщине мы «настроили» её систему на молодой режим. Не специально. Произошло случайное совпадение режимов.

      — Анна Петровна, из ваших слов можно предположить, что у этой женщины процессы старения пошли в обратную сторону. Но ведь это потрясающее открытие. Оно сулит такие перспективы! Возвращать людям молодость…

      — Вы знаете, сколько времени у меня ушло на изучение электрической системы регуляции процессов жизнедеятельности, на разработку концепции её «настройки», на создание стимулятора, на замеры распределения разности потенциалов для ряда — далеко не всех — болезней? Практически вся жизнь. И вы хотите, чтобы я всё бросила и пошла вслед за случайным открытием? Да это физически невозможно. Мне бы успеть научиться останавливать ещё хотя бы пяток безнадёжных заболеваний.

      Моя собеседница абсолютно права. Конечно, её открытие — случайное. Но не случайность то, что сделала его именно она. Ещё Паскаль сказал, что случайные открытия делают подготовленные умы. И продолжить этот поиск должен тоже подготовленный ум. Вооружиться стимулятором и — вперёд.

      Тираду о случайностях я не случайно закончил стимулятором. Залогина неоднократно упоминала его. И мне начала представляться эдакая громоздкая лабораторная установка, напичканная всякими приборами, реле, трансформаторами. Залогина же порылась в ящике стола среди бумаг и достала целлофановый пакетик. Внутри была пластмассовая пластинка, на которой, тесно прижавшись друг к другу, сидело несколько транзисторов, сопротивлений и ёмкостей. А на другой стороне — две батарейки: источник питания. Всё это свободно умещалось в нагрудном кармане пиджака. Сделать такую штуку может любой умелец, не говоря уже об обыкновенной мастерской.

      — А мы и делаем их сами, — подтвердила Анна Петровна. — Своими руками. Ведь пока наша работа носит экспериментальный характер, в медицинскую практику мы её не сдали. Так что ни в одной клинике этих приборчиков нет.

      Альберт ВАЛЕНТИНОВ.

      © «Российская газета», пятница, 30 июня 1995 года