ВОПРОС: Как предохранить детей от развития хронических заболеваний и можно ли применять РДТ в дошкольном и школьном возрасте?

ОТВЕТ: В 1965 году Всемирная Организация здравоохранения предложила Советскому Союзу отказаться от противотуберкулёзных прививок (вакцинация новорождённых и ревакцинация детей). Однако в те времена маститые учёные-фтизиатры сумели убедить руководство здравоохранения и правительство нашей страны, что меры эти преждевременные, что ряд северных регионов СССР ещё является неблагополучным по заболеваемости туберкулёзом. И до сих пор этот вопрос окончательно не решён, несмотря на то, что нередко учёные высказываются в кулуарах против туберкулёзных прививок.

Дело в том, что ликвидация туберкулёза, как распространённого заболевания, была успешно осуществлена, прежде всего, путём повсеместного внедрения в стране в конце 50-х – начале 60-х годов мощной антибактериальной терапии, которая губительно воздействовала против возбудителя туберкулёза в очагах туберкулёзной инфекции. Была создана разветвлённая сеть выявления (флюорография) и стационарного лечения. Таким образом и целым рядом социальных факторов была решена эта проблема. Поэтому уже тогда, в 1965 году, для Всемирной Организации здравоохранения стало очевидным, что прививочные мероприятия, которые не решили в своё время эту проблему (в доантибактериальный период), были не подспорьем, а скорее «балластом» в проведении столь успешной борьбы с туберкулёзом.

Дело в том, что ряд стран вообще не занимался прививками против туберкулёза и, в основном за счёт антибактериальной терапии, добился по крайней мере не меньших результатов в борьбе с этой внутриклеточной инфекцией.

Более того, в очагах туберкулёзной инфекции дети всё равно не подлежат проведению прививок БЦЖ. Они им противопоказаны. А вне очагов этого специфического заболевания противотуберкулёзные прививки нередко вызывали и вызывают по сей день прививочный туберкулёз. Внутриклеточное введение новорождённым ослабленной культуры микробактерий туберкулёза, когда иммунная система ребёнка ещё окончательно не сформировалась, не окрепла, тем более на фоне современного аллергизированного организма, мягко говоря, скользкое дело. И несмотря на приличный наследственный иммунитет к туберкулёзу у большинства людей, искусственно введённые в организм бактерии способны приобрести в ряде случаев активность, в результате вызывают специфическое заболевание. Даже если заболевание туберкулёзом не выявлено, прививка не способствует нормальному формированию общего иммунитета ребёнка, а наоборот, может усугублять срыв иммунного барьера у каждого, кому проведено БЦЖ. Вот почему различные домыслы и нежелательные разговоры, подрывающие авторитет здравоохранения среди населения, бытуют как среди педиатров, так и в целом среди населения по поводу этих прививок. Необходимо наконец аргументированное высказывание и действие по этому вопросу руководства центральным институтом туберкулёза.

Точка зрения автора – нет серьёзных оснований строго придерживаться вакцинации и ревакцинации БЦЖ и тем самым помогать срыву иммунного барьера у наших детей. Особенно это касается районов, прилегающих к Чернобылю, химическим заводам и другим неблагополучным районам по аллергизации (сенсибилизации) организма детей.

Вторым, не менее важным моментом в подрыве иммунитета у детей, является факт преобладания в резервуаре современной инфекции вирусов, которые также являются внутриклеточными микроорганизмами (как и туберкулёз). Последние более уверенно добивают заведомо ослабленный организм человека, его иммунный барьер. В настоящее время, если пациент любого возраста страдает, к примеру, ангиной или воспалением лёгких, бронхов и т.д., не говоря уже об остром респираторном заболевании, то в подавляющем большинстве случаев в развитии конкретной патологий участвуют один или несколько штаммов активной вирусной инфекции, как правило, в ассоциации с внеклеточными болезнетворными микробами. Такое сотрудничество (взаимодействие) микромира против человека быстрее и проще обеспечивает срыв иммунного и других барьеров органов и систем у ребёнка. Неудивительно, что в настоящее время в стране каждый пятый-десятый ребёнок страдает явной аллергией, а сколько имеется среди наших детей скрытых (потенциальных) аллергиков – никто не подсчитывал.

Медикаментозная терапия при такой ассоциации вирусов и бактерий достигает в лучшем случае половинного эффекта – приостанавливает активность бактерий, но не действует губительно на вирусную инфекцию, то есть не обеспечивает быстрой, окончательной успешной борьбы с данной ассоциацией микроорганизмов. Всё это только усугубляет состояние иммунного барьера ребёнка, ибо при таком содружестве инфекции против защитных сил организма действует не один, а сразу три настоящих противника иммунитета: вирус, микроб и лекарство (химическое соединение, усугубляющее аллергию). А если к этому приплюсовать различные другие отрицательные факторы: химизация быта, пищи, одежды ребёнка, повышенный фон радиации и другие, тогда становится очевидным, в какой опасности находится современный иммунный барьер человека в наше время.

Думается, что в плане сохранения иммуногенетического аппарата потомства можно многое сделать органами здравоохранения, институтами туберкулёза, охраны материнства и детства, а также со стороны министерств лёгкой и пищевой промышленности страны.

Как лучше восстанавливать здоровье, барьерные функции организма у детей-хроников? На этот вопрос однозначный ответ – это под силу органам здравоохранения в случае перестройки терапии на «рельсы» иммуновосстановительного лечения. Пока эта работа практически проводится на низком уровне. Пропагандируются среди населения только некоторые виды физического закаливания, точечного массажа, которые в некоторой мере способны сохранять или восстанавливать здоровье у детей.

А что же делать, когда ребёнок систематически серьёзно болеет. Очаги инфекции у такого пациента настолько внушительные, что обычные методы физического закаливания могут сами способствовать обострению (реактивации) хронических заболеваний.

В этом случае имеет смысл применять более мощные средства, восстанавливающие иммунитет ребёнка и одновременно подавляющие очаги инфекции. К таким средствам можно, прежде всего, отнести народное лекарство мумиё. Это лекарство практически не приносит никакого вреда детскому организму. Оно успешно погашает аллергическое воспаление, активизирует защитные силы пациента на борьбу с болезнетворными микробами, в том числе и с туберкулёзной, вирусной инфекцией, а также против разных ассоциаций вируса с бактериями. Хочется верить, что мумиё как редкое лекарственное средство будет использоваться здравоохранением преимущественно в практике педиатров среди детей, где проблема лечебного голодания ещё мало изучена и не внедрена в практику.

Мумиё хорошо разводится на воде в отличие от других лекарств, обладающих свойством продлевать жизнь человеку, то есть обеспечивающих восстановление работы иммуногенетического аппарата (корень женьшеня, золотой корень, препараты элеутерококка, диаскореи кавказской и др.), которые выпускаются нашей фармакологической промышленностью в основном в растворе на спирту.

Опыт автора позволяет лечить мумиё детей с запущенными хроническими заболеваниями, в том числе с детскими параличами даже среди новорождённых. Никогда при этом не наблюдались побочные действия лекарства, что характерно для такого рода терапии. Наиболее быстрого и фундаментального успеха достигает применение мумиё в концентрированном, 50 % растворе при воспалении среднего уха. Когда антибиотики не достигают окончательного эффекта, и это заболевание у детей вновь и вновь через какое-то время обостряется (реактивирует), гноетечение из перфорированной (повреждённой) барабанной перепонки быстро ликвидируется путём введения вышеуказанного раствора мумиё обычной пипеткой в ухо. При этом ребёнка следует уложить на противоположный бок и выдержать в таком положении около 20 минут, пока болезненные симптомы в виде подёргивания в ухе не прекратятся. Затем эту процедуру следует 2–3 раза повторить. Как правило, при повторных введениях лекарства болевого синдрома не наблюдается. При этом происходит быстрое клиническое излечение со стойкой ремиссией заболевания. После такого лечения у детей больше не отмечалось обострений среднего отита.

Более успешный, в сравнении с действием антибиотиков, терапевтический эффект мумиё связан, прежде всего, с непосредственным бактерицидным воздействием этого лекарства на различные микробы с одновременной активацией иммунной и ферментативной системой, направленной на борьбу с этим же воспалительным процессом. При этом восстанавливаются барьерные функции преимущественно местных клеток, предохраняющих проникновение микробов внутрь организма, а также усиливается их иммуносупрессорная функция, предохраняющая ткани от иммунопатологических реакций.

Подобный удивительно быстрый эффект от мумиё наблюдается при воздействии ещё более концентрированного лекарства на наружные, долго не заживающие раны, ожоги, панариций. Если имеется при этом в ране гнойное содержимое, следует покрыть её тонким слоем мумиё (в зависимости от размера раны). Гной под действием мумиё быстро разжижается и удаляется из раны. Вначале в очищенной ране появляется сукровица. В этот период необходимо подкладывать мумиё так, чтобы заполнить тонким слоем всю поверхность раны, пока последняя не подсохнет. В результате регенерация даже длительно (годами) незаживающих ран резко возрастает, и повреждённые ткани заживают. Подобный быстрый эффект от воздействия мумиё отмечается при заболевании зубов. На открытую пульпу (при пульпите) кладётся кусочек мумиё. Во рту, под воздействием тепла мумиё становится жидким, ранка заполняется лекарством и отмечается болевое подёргивание 5–10 минут, в зависимости от глубины повреждения пульпы зуба. Затем мучительные боли прекращаются.

Автор испытал это действие на своём больном зубе. После такого лечения только через два месяца (в силу занятости) автор явился к стоматологу. Врач подтвердил дефект ткани в зубе, но пульпита даже через два месяца не обнаружил.

Сравнительно быстрый лечебный эффект при применении мумиё происходит и среди взрослых больных инфарктом миокарда. В 1982–1988 годах автору удалось лечить группу больных с осложнённым течением инфаркта миокарда, которым в безвыходной ситуации назначалось мумиё. Регенерация повреждённых участков сердца у этой категории больных наступала быстрее обычного. На фоне такого лечения погиб лишь один больной А., 49 лет, с распространённым трансмуральным инфарктом миокарда, у которого имело место осложнённое течение заболевания: обострение хронического тромбофлебита с рецидивирующей тромбоэмбомой лёгочной артерии. Больной успел принять всего 2 раза мумиё. В этот день наслоился рецидив тромбоэмболии ветвей лёгочной артерии, и это дало повод больному воздержаться от дальнейшего приёма лекарства. Последующий рецидив тромбоэмболии ветвей лёгочной артерии привёл больного к смертельному исходу. Случилось это на пасху 1988 года, когда жена потчевала больного обильным пасхальным обедом.

Автор надеется, что применение иммуновосстановительной терапии среди больных детей и страдающих острым инфарктом миокарда, где РДТ практически почти не применяется, будет залогом успеха в кардинальном восстановлении здоровья и среди этой категории населения.

Что же касается применения среди детей лечебного голодания, то весьма демонстративен следующий пример. У описанной на странице 78 пациентки Ш. с нефроптозом после проведения фракционного метода РДТ родился здоровый ребёнок, который до 11 месяцев ничем не страдал, но затем заболел ангиной, отказался от пищи и пробыл без неё двое суток. Когда через 36 часов голодания ребёнка осмотрел врач повторно, он не увидел патологических изменений на миндалинах, которые констатировал при первичном осмотре. Ребёнок буквально на следующий день голодания стал активным, нормализовалась температура, и без единой таблетки практически за двое суток голода маленький пациент был здоров.

Дело в том, что накануне зачатия ребёнка совместно с матерью проводил фракционный курс РДТ и его отец, поддерживая морально в этом деле свою жену. Таких гуманных примеров можно привести очень много. По-видимому, именно поэтому оба родителя, испытав благотворное влияние голода, сознательно «не пичкали» пищей своего заболевшего ребёнка, когда последний инстинктивно отказался от еды. Возможно, инстинкт у таких детей, когда их родители проводили в своё время повторные курсы РДТ, срабатывает более чётко и убедительно при ситуации заболевания.

В целом по данным ведущих специалистов, которые проводили РДТ детям, ребёнку до одного года рекомендовано проводить без пищи не более одних суток, двухлеткам – двое суток, и так далее дни голодания должны соответствовать возрасту ребёнка до 12 лет. В более старших возрастах 13–18 лет дети, подростки и юноши могут проводить более длительные курсы РДТ: до 20 дней. При этом важно, чтобы специалист оценил возможности молодого человека с учётом его исходного веса, психологической настроенности и воспитания. Избалованные дети-хроники могут нарушать режим голодания, скрывая этот факт от родителей. Однако у врачей-специалистов имеются довольно-таки убедительные критерии, чтобы разобраться в грубых нарушениях РДТ. Как правило, эти нарушения бывают в период первого курса дозированного голодания, когда ребёнок или подросток глубоко (пусть подсознательно) не прочувствовал лечебно-профилактический эффект этого уникального оздоровительного метода. Следует отметить тот факт, что даже меньшими по продолжительности курсами РДТ достигается значительно раньше и более могучий окончательный лечебный эффект в детском возрасте в сравнении со взрослыми или лицами преклонного возраста.

Больной Г., 10 лет, страдал бронхиальной астмой с тяжёлым течением заболевания, с явлениями хронического бронхита, бронхоэктазами и гнойной мокротой. Заболел пневмонией, а затем и астмой в шестимесячном возрасте, принимал многие годы в ингаляторах симпатомиметики прямого действия, гормоны. Попытался в последующем освободиться от этих лекарств различными вариантами закаливания и народными медикаментозными средствами: вегетарианское питание, климатотерапия; спелеолечение (лечение в шахтах), сауна, иглотерапия, точечный массаж, дыхательная гимнастика с задержкой дыхания и т.д. Освободиться от лекарственной зависимости и частых обострений заболевания ребёнок не смог. Больной мальчик за компанию с матерью провёл два курса РДТ по 10 дней на берегу моря под наблюдением автора, и болезнь отступила. Отмечена стойкая длительная ремиссия заболевания, несмотря на крайне запущенный процесс в бронхо-лёгочном аппарате пациента.

К сожалению, пока специалисты РДТ боятся брать незнакомых детей на дозированное голодание, перестраховываясь тем, что дети проще могут нарушить режим голодания и тогда все издержки этого нарушения падут на голову специалиста противниками РДТ. А их пока больше чем достаточно. И противники лечебного голодания чаще занимают более высокие, руководящие посты в органах здравоохранения. Этой проблемой следует заняться вплотную самим педиатрам, а не ждать, когда специалисты по РДТ преподнесут им готовые результаты на «блюдечке». Это относится не только к педиатрам, но и к дерматологам, невропатологам, онкологам, урологам, нефрологам, эндокринологам, травматологам и другим специалистам.

Автор планирует создать научно-исследовательский кооператив по реабилитации здоровья среди «хроников», в том числе и инвалидов, а также по обучению населения борьбе за активное долголетие на основе РДТ и других вспомогательных, в основном немедикаментозных методов.

Будут преследоваться далеко идущие цели. И прежде всего стимуляция в перестройке и интенсификации научных руководителей НИИ и кафедр, которые нередко для выполнения количества, а не качества научных работ, увлекаются незначительными для здравоохранения научными темами, а то и вообще «проталкивают» лженауку, развивая порочные направления терапии и тем самым запутывая практическое здравоохранение. Эти руководители авторитетно подчиняют своих подопечных следовать по их легко проторённой дороге и следующее поколение учёных, выбившись таким образом на поверхность науки, считает нормальным развивать порочные или бесперспективные направления в оздоровлении населения. В научный кооператив, естественно, будут подбираться специалисты своего дела и лица, заинтересованные развивать науку и практику на благо людей, используя более совершенные формы исцеления человека от недуга. Это, возможно, позволит привлечь в нашу страну на лечение пациентов из зарубежных стран, так как оплата за оптимальное эффективное лечение в условиях нашего социалистического государства несравненно ниже, к примеру, чем в Западной Европе, Америке и на других континентах. Уже сейчас в городе Минске имеется «костяк» учёных-энтузиастов РДТ, которые зарекомендовали себя, в том числе и в медицинских кооперативах. Они способны не только успешно оздоравливать население, но и передавать опыт другим врачам, заинтересованным в РДТ.

© Войтович Г.А. Исцели самого себя: о лечебном голодании в вопросах и ответах. — Мн.: Беларусь, 1990. — 2-е издание. С. 110-119.

Содержание | Следующая