Конечно я знаю, что эта книга взрывает! 

Конечно, я знаю, что эта книга взрывает современную медицину.

Ещё бы!

Моя метода лечит не проблематически и не некой новой комбинацией новых и старых средств, как обыкновенно лечит обычная, провозглашаемая за «новую», метода лечения, а всегда — наверно и однообразно, без всяких лекарств и всем доступно, процессом, в организме человека совершенно новым для науки, однако вполне старым для самой природы, который я открыл, изучил прежде всего на себе, а затем на десятке тысяч других здоровых и больных людей и усилиями пяти лет, сделал удобным орудием лечения, три последних года вынося борьбу со всем сословием врачей в Югославии, применившим против меня все средства от общей стачки против моей методы и меня лично до открытого противозакония, и угроз тюрьмой, каторгой и сумасшедшим домом включительно.

Теперь эта моя метода лечит:

·         все болезни — от насморка до трахомы и рака и, вероятно, — сонной болезни и проказы;

·         все возрасты — от детей до стариков;

·         всё одними и теми же всем, и богатым и бедным, одинаково доступными, простыми средствами;

·         без лекарств и расходов;

·         без операций и инъекций;

·         без смертей и неуспехов;

·         немедленно и быстро, и во многих болезнях даже без докторского осмотра, по простому описанию болезни в письме;

·         без возвращения болезни вновь и с одновременным омоложением и оживлением всего организма;

·         с раскрытием и развитием новых источников природного магнетизма человека — его жизненной силы;

·         с открытием перед ним новых возможностей и перспектив — физических, душевных и духовных;

·         чем каждый делает первый шаг к превращению себя в нового человека и

·         к уразумению и, наконец, к исполнению после 2000 лет заповеди и примера Христа о 40 дневном посте и лечении постом, волею и духом, — «Больных исцеляйте, бесов изгоняйте, мёртвых воскрешайте!»

Как вызывается «чудо»? 

И достигается это приёмами, простейшими, доступными и ребёнку, а именно: — ничего не есть; пить, как можно меньше и ввиду стотысячелетней замусоренности кишечника нынешнего человека очищать его ежедневно искусственно, пока длится лечение; никаких лекарств, кроме очистительных. Для контроля по лечению рекомендуется взвешиваться через день, и раз в неделю советоваться с руководителем для обеспечения от больших ошибок.

Вот и всё!

Вы сомневаетесь, что «чудо» вызывается так просто, но я скажу:

— Да, это всё чрезвычайно просто, однако не так, чтобы уже совсем просто! Требуется неуступчивое напряжение воли всё в одном и том же решении, желание внутренней в себе перемены, не погасающее — днями, неделями, месяцами. Когда, — и это бывает скоро! — вы заметите первые результаты лечения, это, конечно, поддержит вас разом, но надо преодолеть неопределённое, ещё тёмное пока для вас, первое начало!

Но вы… — всё-таки сомневаетесь в столь лёгкой возможности таких чудес! Однако, вот перед вами уже тысячи, десятки тысяч людей, с которыми произошло всё именно так, как я говорю! Если сделалось с ними, почему не сделается с вами?! Ведь один, десять, сто человек могут быть выдумкой, ложью, но десятки тысяч — как будут выдумкой? Не может укрыться город, стоящий на верху горы, и о десятках тысяч людей уже излеченных указанными приёмами, знает вся Югославия, а это 15.000.000 людей в Европе!

Бесконтрольная деспотия докторов.

Но вы — всё-таки сомневаетесь! Зачем же дело стало? Если оно, это чудо, для вас практически действительно важно, попробуйте на себе, попробуйте немедленно что-нибудь небольшое — 2, 3, 4 дня голодания. Ведь всё это доступно каждому и всегда, и ни чем не опасно! Если разуверитесь или покажется тяжёлым, что же — выпейте стакан молока с хлебом и ваша «ошибка» исправлена: вы на прежнем пути! Ничто вам не прорезано, не отсечено, не взбрызнуто — вы только почистились, а это ведь всегда и всякому только на пользу!

Ведь так?

Конечно так!

Я знаю, что такую конкуренцию выдержать, конечно, не может современная медицина, смертельно отравленная привилегиями диплома, искалеченная бесконтрольностью, расслабленная сознательным невежеством, ленью и спесью своих питомцев, слуг и руководителей, бесконечно обременённая многими и давними преступлениями, чему далее следуют ужасные факты.

Да! День суда и наказания пришёл для современной медицины, для её грехов, ошибок и преступлений и у меня в сердце нет жалости к свергаемому старому, ибо катастрофа эта… Боже, как она заслужена!

Когда за эти пять лет я сам сделался врачом и стал ежедневно слушать рассказы новых и новых десятков моих больных, как их лечили, терзали, калечили, убивали, обирали и разоряли доктора и всё именем науки, — я дивился и недоумевал, да как может доселе существовать так открыто на глазах всего мира такое кровавое, такое преступное, такое идиотски — поймите же это вы, разумные, честные, наконец, с е м ь ю, с е м ь ю, с е м ь ю имеющие и её трусливо предающие люди, — такое идиотски глупое общественное устройство, как сословие привилегированных и никем не контролируемых врачей, властвующих над жизнью, смертью и имуществом всех людей в стране — всех!!!

Доктора – совсем неумелые фельдшера.

Только подумайте: — молодому, только что с университетской скамьи, студенту, после короткого года испытания, даётся диплом и право применять все яды, вплоть до яда гремучей змеи к лечению больных, и контроля над тем, как этот молодой человек будет этим правом с завтрашнего же дня пользоваться, не устанавливается при этом никакого и нигде — во всём мире!

А свой этот диплом молодой человек получает прямо от университета, учреждения, особенно связанного с интеллигенцией народа, которое само же на своих факультетах права всем объясняет, что всякая неконтролируемая привилегия неминуемо и немедленно обращается в самоволие, затем в деспотию, а далее и в преступление.

«Учителю, научись сам»! Исполни свой долг по отношению к народу, яви, наконец, столь запоздавшую инициативу в учреждении контроля над докторами, которым ты же сам вручил и вручаешь такие нечеловеческие полномочия над здоровьем, благосостоянием и самою жизнью населения и самих этих докторов спаси от невежества и падения морального, к которым их неизбежно ведёт их несправедливо возвышающий и их неодолимо растлевающий, твой — университет! — диплом!

Когда я сам, своими глазами, разумом и душою вошёл в самое «святое святых» современной дипломированной медицины и мне открылся действительный в ней ход всего, я вдруг увидел какие непростительные невежды в своём прямом деле эти дипломированные доктора, знающие тысячи названий патентованных средств и не умеющие посадить в ванну тяжело больного пациента и вынуть его из ванны, вовремя приготовив и применив к нему всё необходимое, чтобы больной от своей ванны получил только пользу. Всё это предоставляется знать фельдшеру. Врач не умеет, как следует промыть больному желудок и кишечник, оставляя это знать сестре милосердия. Она же вместо врача знает, как накладываются и насколько туго бинтуются компрессы и вместе с врачом не знает, как ставятся компрессы Присница и делаются паровые ванны Рикли. Врач не умеет массажем прекратить мигрень больного, предоставляя это умение массажисту, и не умеет магнетизмом поднять в больном жизненную энергию, считая, что на его век и на век его больных хватит и одних аптек с их патентованными средствами — без всяких этих новых выдумок беспокойных фантазёров!

Тяжкие грехи дипломированной медицины.

Я убеждался ежедневно, как врачи отстали в своём деле, как поразительно легко делать в их лекарской профессии новые и успешные шаги, возможность которых их ослепшие глаза и не видят. Достаточно сказать, что только потому, что я был в новой своей профессии неизменно добросовестен к больному, в нём самом, в его силах, ища способа немедленно помочь ему, моё лечение стало давать 99% излечений, а число смертей…… — но собственно от методы моего лечения я не знаю до сих пор ни одного случая смерти, а в связи с ошибками самих больных и всего более с неосторожным, а иногда и преступно грубым вмешательством в ход лечения докторов, их незнания и вместе самоуверенности — всех смертей, о которых я знаю или слышал, было, между лечившимися по моей методе, всего д е в я т ь, а ведь лично у меня за эти 5 лет лечилось голоданием около 10.000 больных и конечно не менее чем в десять раз больше против этого числа лечилось их кругом меня без моего ведома, по моим книгам и письменным инструкциям, не сообщая мне ничего о своём голодании.

Кто из дипломированных докторов может показать такие результаты своего лечения? Ведь это совсем не секрет, что все мертвецы, лежащие на кладбищах, пришли туда через руки и лечение докторов! Все!

Кроме морального разложения от диплома современная медицина несёт на себе последствия многих своих катастрофических ошибок.

Первая и главнейшая из нихсовершенно произвольное и ребячески легкомысленное представление о человеке, будто он состоит только из осязаемого физического тела, а душа его и дух — это нечто, во всяком случае, сомнительное, с чем серьёзный позитивист может вовсе и не считаться. Между тем именно в душевном (астральном) организме человека и находятся действительные корни его болезней, ибо не душа и дух строятся по физическому телу, но тело строится по душе и духу. Оздоровите вполне душу и мгновенно должно стать здоровым и тело. Выбрасывая из поля своего внимания душу и дух человека, в которых — напоминаю — и находятся корни болезней физического тела, современная медицина сама лишает себя познания действительных причин болезней, т.е. сама себя осуждает на бессилие и блуждания вокруг и около истины, никогда её не достигая.

Ошибка втораястоль же произвольное и научно именно никак недоказуемое предположение, будто человек так беден и нищ силами, что как только он заболевает, его уже тотчас же нужно прямо спасать от смерти всякими средствами со стороны и, конечно, прежде всего, бежать в аптеку за всякими ядами, в которых будто бы больному пришла уже крайняя нужда! Но если здоровый человек ещё может выдержать яд, то пощадите больного-то! Но нет! Доктор безжалостно перегружает больного всякими лекарственными порошками и микстурами, расшатывая ими и последнее его здоровье и опустошая его карман, — что также часто очень важно для его здоровья!

Третье заблуждениетупое и дико окостенелое верование, будто пища всегда укрепляет больного. Заблуждение это предстанет перед вами в своей действительной ценности, когда вы вспомните, что для усвоения пищи организмом она должна сгореть в нём. Значит всякий избыток пищи, несоответствующий действительному наличию кислорода в крови больного, высасывает на себя из неё чрезмерное для человека количество этого кислорода, т.е. душит больного, удушает его изнутри. И это преступление доктора чаще всего и особенно легко совершают над туберкулёзными, которым и без того дышится тяжело: — Ко мне пришел больной, молодой сильный по природе человек с язвой в кишках, доведённый врачами до искусственной анемии, истощения кислорода в крови: — в госпитале он должен был ежедневно глотать до 18 сырых белков ради «усиленного питания»! Это превратило ему кровь в прудовую болотную воду по её сжигающей для пищи силе!..

Постыдилась бы гремучая змея!

Четвёртая пагубная для больных «истина» современной медицины и её докторов за немногими исключениями следующая: «Человек есть стеклянный пузырёк, куда можно влить и вбрызнуть всякую аптекарскую отраву, вбрызнуть которую человеку постыдилась бы всякая гремучая змея». У меня лечился и за 36 дней голодания вылечился от трёх язв в кишечнике больной, изнурённый до того двумя годами лечения по методам дипломированной медицины. За последние 14 месяцев такого лечения ему для «усыпления болей» сделали до 1800 инъекций морфина — до 6 в день. Результат: Голодание вылечило его от язв, но от лечения этих язв современной медициной ему пришлось потом лечиться особенно, ибо эти вёдра впрыснутого ему морфина так усыпили ему мышцы, что они, когда больной уже мог встать с постели, не захотели проснуться сами — у него явился искусственный паралич ног, который пришлось лечить нарочито. Я не говорю уже о прямо преступных укалываниях острия шприца в спинной мозг больного и накачивания этого мозга ядами — ведь ни один добросовестный врач при этом не скажет, что он  у в е р е н, что этим он не прививает больному какого-нибудь сумасшествия… Однако и простые впрыскивания в кровь камфары, сальварсана… я вполне убеждён, что если бы кровь имела голос, она визжала бы при этих впрыскиваниях как зарезанная! Ведь, всякое впрыскивание сальварсана — всякое! это медициною уже установлено! — может кончиться глухотой, слепотой, смертью. И делать такие безрассудства над больными допущено людям, никем не контролируемым! Разумное человечество, зачем ты скинуло со своих плеч голову? Ведь так думать — неудобно!

Как глубоко, до какого слабосилия упала дипломированная медицина ясно из того уже одного, что я, дилетант и не доктор, могу поставить себя не скромно рядом с нею, а в пример ей и сказать: «ведь я же лечу без этих сжигающих кровь инъекций, без этих калечащих операций, притом лечу болезни, которые для вас неизлечимы!? Что же вы-то? Поберегите, пожалейте больных!»

Доктор – только добрый человек!

Пятый неотпустимый грех нынешней медицины — ремесленность и погоня за наживой. Забыта заповедь др. Нотнагеля: «Доктором может быть только добрый человек». В жизнь запальчиво вколачивается: «Больной — наш доход. Врачи всех стран соединяйтесь в защиту нашего дохода!». Мещанство душевное изгрызло в медицине и докторах чувство чести. В среде докторов, питомцев университетов стали возможны с общего одобрения деяния, идущие уже прямо против личной морали, против научной чести, против самого духа человека — прямое поклонение Молоху.

Вечный закон научной чести.

Наследник учёной славы В. Крукса в Англии В. Томсон, за заслуги по химии возведённый в лорды (лорд Кельвин) сказал на собрании Британской Ассоциации в Эдинбурге:

«Наука держится вечным законом чести, который предписывает смотреть в лицо и без страха всякой проблеме, которая может представиться ей».

Этого закона современная медицина уже не держится! В Югославии сословие докторов из страха, что лечение голоданием упразднит нынешние доходнейшие статьи их заработка — патентованные средства, операции и инъекции — устроило бойкот и стачку против лечения голоданием и нарочито — против проверки фактов этого лечения средствами науки, которые они держат в своих руках — «чтобы не дай Бог открытие Суворина не получило и научного признания — что тогда мы будем делать?»

И бестрепетно, бестрепетно и бестрепетно из-за простой язвы в желудке и кишечнике, которая по моей методе лечится без всяких операций и наверняка — врачи продолжают и продолжают делать в больницах операции больным, самовольно и безжалостно обрекая смерти неизбежный процент их, хотя знают, отлично знают, что голоданием эта язва лечится без всяких операций и риска.

Обращаю внимание государственной власти на это преступление против самой крови народа, которое совершается ежедневно бестрепетно, безжалостно и беспрепятственно во всех больницах Югославии во имя безбожной и противонародной стачки докторов против лечения голоданием, против проверки его ценности для народа средствами и приёмами науки и против чести научной и общелюдской во имя Молохово!

Что рассказывают больные? 

Вследствие всего этого, вот какие сцены и разговоры бывают на моих приёмах:

Больной (катаром желудка): —

— Один доктор (имя) прописал мне порошки и капли и дал мазь для массажа желудка с тем, что после лечения мне надо ехать во Вранячку Баню, затем держать диету год и после второго курса лечения во Вранячкой Бане, я могу рассчитывать, что освобожусь от своей болезни. Вообще на лечение мне, по его словам, нужно 1,5-2 года.

Другой доктор дал мне пилюли — одни глотать, другие для инъекций, которые он будет делать мне через день в течение полугода, а может быть и дольше. Вообще болезнь моя, он говорит, пройдёт только при долговременном лечении — год-полтора года.

Я.А я вам говорю, что ни откуда, ничего вам ждать и искать не надо! Всё у вас есть самих. Исполняйте вот эти мои немногие указания, кроме того не принимайте никаких лекарств, Боже сохрани от инъекций и не через месяцы и годы, а через 5 — 6 недель вы будете здоровым человеком!

И так как такие свои обещания я исполняю всегда точно, то положение для докторов получается действительно весьма слабое. Но кто виноват? Я пять лет зову их обратить внимание на голодание, как средство лечения, и всё напрасно!

Вот и сегодня, когда пишу эти строки, я получил письмо из Лииеве Рииеке от г-на. I. З.:

«Был сам осмотрен Рентгеновскими лучами в Державной Больнице в Тузле и все врачи нашли, что у меня язва в 12 перстной кишке и указали лечение — диета и Вранячка баня на 2 — 3 года».

Ответил и г-ну I. З. то же, что и первому больному, и знаю, что и г. I. З. будет через месяц после начала лечения здоров, если точно исполнит мои указания и полечится до конца.

До чего доходят доктора, загромождая организм больного разными «спасениями» из аптек, вот тому примеры — по каждому могу назвать имена:

Одна больная (опухоль живота) приняла в течение 2 лет 2300 порошков аспирина.

Слабой и худенькой старушке при отёке живота доктор сразу выпустил 12 литров жидкости — т.е. ведро целое, как будто больная была пруд, из которого воду брать можно вёдрами. И этот врач имеет диплом университета!

Врач, белградская знаменитость, дал больной за 42 дня 84 слабительных, доведя её до полного истощения. Больная проголодала 14 дней и оправилась и от болезни, и от докторского лечения её.

Я не враг докторам. 

Значит ли всё это, что я враг докторам и аптекам?

Нисколько, но, конечно, доктора и аптеки должны перестать служить старым богам, если и в новое время хотят жить от своей профессии.

Пусть аптеки работают вместе с общественными организациями для лечебной помощи народу, которые во множестве станут возникать во времена новой медицины. Пусть доктора научатся быть отличными фельдшерами и вести больницы так, чтобы центром всего в ней был больной и его выздоровление, а не доктор и его непогрешимость. И всякий добросовестный труд и в новые времена найдёт своё признание.

На этом я оканчиваю мою речь о докторах. Резкость моего тона — не раздражение, а негодование, до какого падения дошёл этот привилегированный цех специалистов, обученных государством с такими затратами совсем не для таких плачевных результатов. От них, от докторов, я знаю, моя книга встретит непримиримое противодействие. Ещё бы — каждый доктор, прочитав её, непременно заболеет на время, но я нисколько не боюсь их гнева и способов борьбы.

Одинокий, ещё не имея защиты в общепризнанном успехе своего лечения, я принял и выдержал в Югославии борьбу со всей организаций тамошних докторов и вот — жив и продолжаю своё дело! Историю этой борьбы полезно прочитать — её найдёте далее в своём месте — именно самим докторам. Пусть убедятся они, что их сословие прошло далеко за Геркулесовы столбы дозволенного. Пора одуматься и круто повернуть на новую дорогу! А больные пусть знают и твёрдо помнят, что пока докторский диплом не поставлен под общественный контроль, они в защите и охране своего здоровья могут рассчитывать только на самих себя. Помощников среди докторов они найдут лишь в лучших людях сословия, а лучших — всегда и везде мало!

Обществу, людям должно самим организоваться и не оставлять здоровья своего и своих семей в руках людей, доверия недостойных и слабых знанием и — морально.

Для больных пишу я эту книгу и к ним теперь перехожу.

В каждом лечении для больного, прежде всего, важно, конечно, знать — действительно ли оно излечивает? Для больного решительно всё равно, как его болезнь называется. Ему надо, чтобы боли его прекратились и всего бы лучше — навсегда!

Поэтому далее я отвечу на первом месте на этот вопрос, — действительно ли моё лечение вылечивает болезни, затем объясню подробно, в чём само по себе это лечение состоит и, наконец, как надо лечить отдельные болезни?

Так как доктора Югославии в борьбе со мной заключили общую стачку против лечения голоданием, надеясь его задушить, и отказали мне в помощи лабораторий, больниц и клиник, то в дальнейшем свои факты я подтверждаю не удостоверениями официальных медицинских учреждений, а самими больными «вживе», у которых каждый факт может быть каждым точно проверен.

Только там, где, по понятным причинам, нельзя назвать фамилию больного, напр. в случаях лечения сифилиса, я прибегаю к удостоверениям официальных лабораторий, конечно, выдавших свои анализы больным, не зная, что те лечились голоданием.

© Суворин А.А. Лечение голоданием. Книга I. Основы методы. Изд-во «Новый человек». Белград. 1931 г. С. 1-11.

© Суворин А.А. Лечение голоданием. Книга 1. Основы методы. Изд-во «Новый человек». Белград. 1931 г. С. I-IV.

Содержание | Следующая